Борьба рейтингов и имиджей против России

Оригинал взят у ketalog в Борьба рейтингов и имиджей против России
Война правок, за которую закрывают редактуру статей на открытых ресурсах, типа Википедии, идёт постоянно, пока есть СМИ. Как только возникает Событие, сразу же начинаются интерпретации. В одну, в другую сторону, в третью и так далее. Кто проявит большую степень обоснованности и обобщения, кто расскажет интереснее и сочнее, кто окажется тоньше и быстрее? Тот и победит.

Этот пост о том, чем заняты многочисленные социологические и информационные конторы, проводя свои измерения и выкладывая их в сети.

Информационные кампании строятся во многом по тем же направлениям. В условиях интернета и открытых ресурсов (треклятого открытого общества) побеждает ещё и тот, кто сумеет как следует загадить медийное пространство своими знаками, чтобы увеличить посещаемость своего корневого ресурса… или ресурсов, что выгоднее, потому что не придерёшься. Сетевая парадигма, как это с трепетом произносят поборники либерализма и постструктурализма в науке, чушь собачья, на самом деле речь идёт о той или иной ширмочке.


Сама ширмочка – конкретный сайт, портал и форум – могут быть оформлены как угодно, а в конечном счёте два разных сайта могут принадлежать или одной конторе, или одной группе лиц, или даже одному-единственному хозяину. Сеть – это способ сбить со следа в поиске истины и не более того. Но и не менее.


О двух финтах информационной политики.


Тон задают информационные агентства и крупные конторы, выдающие на-гора свои рейтинги, ставки и экспертные оценки. Ведь до сих пор фраза «учёные выяснили» звучит, как благословение высших сфер – не спорить же с учёными, правда? А между тем учёные не вполне выясняют, они измеряют и оценивают, выдвигают гипотезы и проверяют их, получая более или менее точные результаты. Но кому нравится вся эта недоопределённость? Ты мне точно скажи, что называется!

Исследования общественного мнения.


Социологические исследования – это чепуха, если (!) не указывается выборка. При этом методы могут быть хоть волшебные, хоть физические – разницы нет. Если не указана выборка, то вообще ничего ни о чём говорить нельзя. Зачастую даже с указанной выборкой можно усомниться в результатах, потому что нужно ещё и понимать технологию (процедуру) исследования. От того, среди кого и как собирались сведения, напрямую зависят получаемые результаты.

Конторы выдают рейтинги, раздувают имиджи и рассуждают о глубинных слоях психики того или иного лица.

Рейтинги оказывают потрясающее влияние на людей. Если нельзя сказать, что у Путина низкий рейтинг, то можно сказать, что он пока что высокий, но вот-вот упадёт. Или сказать, что он, кроме прочего, особенно высок в среде некоторых олигархов (с последующим разбором личностей этих олигархов на предмет их криминализованности), тем самым доказывая, что кого-то поддерживают плохие люди.


Имидж настраивается по фигуре. Выхватываются отдельные черты и раздуваются, выпячиваются. По сути, создаётся карикатура. Реальная работа с имиджем – это работа один-на-один с тем, у кого этот имидж делается. Всё остальное – является пропагандой. Пропагандой «за» или пропагандой «против». Любую имиджевую черту можно всегда превратить в противоположность. Сильный – превращается в тирана, деятельный – в молчуна, профессиональный – в трудоголика. Хотя делается это постепенно – со ссылками на «авторитетные источники», то есть на людей, лично знакомых с …

Рассуждения о личности и глубинных слоях психики – это вообще отдельная тема. Если это не «оперативка», прошу простить, то есть если это не закрытый документ для служебного пользования, то речь идёт всегда об упражнениях полупрофессионалов/нанятых провокаторов. Чужая душа – известно что, поэтому залезать в неё публично и глубоко могут себе позволить либо дураки, либо кадровые специалисты.

О другом человеке можно что-то сказать в общем, да и то с большими поправками. Теперь о деле
.

Сделать Россию в два прихлопа.


Разгром России, о котором мечтают отдельные умники, должен произойти, прежде всего, в информационной, коммуникационной, символической среде. То есть  - в первую очередь, в плане Образа.

И, на мой взгляд, осуществляется ровно два финта.

Финт №1.
Путин сшивается с Россией. Он сшивался по факту – на протяжении последних лет, начиная с 2000 года. Делалось ли это врагами или нашими патриотами – не важно, это уже произошло. Следует сшивать это и сшивать, как бы наращивая данный образ.

Попутно раздувается имидж Путина, он огромный, он везде. Он лучший президент, он лидер нации, нам завидуют простые американцы и так далее. К имиджу пристёгиваются патриотически ориентированные граждане разных взглядов – это тоже по факту уже произошло. Все работают на этот имидж, оберегают его от нападок и так далее.

Финт №2.
Имидж Путина ставится под сомнение. Ему рекомендуется позаботиться о статусе и образе, ему оказывается психологическая помощь на расстоянии о доброхотов, которые искренне переживают, что данная (любая) политика приведёт к потере имиджа и падению рейтинга.

Подсевшие на информационную подкормку, сторонники Путина начинают шататься. Имидж перестал расти, всё остальное оплёвано ими самими. Бечь некуда. Тогда давление «патриотической общественности» увеличивается, начинаются вопли «введи войска» и «ну, пожалуйста».  А рейтинг объявляется угасающим. Информационный капитал тает на глазах.

Начинается бегство с рынка, люди продают путинские «активы», предлагая себя в качестве интеллектуально-экспертной обслуги каким-то другим, перспективным людям.

Пример из практики.


Реально это осуществлено, например, в статье The Washington Times - «Обманутые ополченцы больше не верят Путину». Александр Дугин, почтенный патриот и путинец, высказывает свои слова сомнения в национальном лидере, которому до этого пел ласковые песни об евразийской интеграции: «Мы поддерживаем Путина потому, что он сильный лидер. Но многие считают себя обманутыми из-за того, что он отказался использовать войска на востоке Украины. Русские патриоты близки к тому, чтобы отвернуться от Путина».

«Они дали нам надежду, а потом просто оставили нас, - говорит Денис Пушилин, одна из ключевых фигур в движении ополченцев. - Слова Путина о защите этнических русских, о защите Новороссии прекрасны. Но это всего лишь слова». Как охотно в этот процесс поношения и высказывания сомнений моментально включаются все, то есть буквально все.

Пришли люди! Иностранные журналисты, то есть наш голос услышит весь мир…

Журналист пишет: «В прошлом месяце он (Путин - ketalog) предложил Совету Федерации отменить постановление об использовании Вооруженных сил РФ на территории Украины», а это кардинальный, по оценке автора статьи в The Washington Times, разворот для бывшего офицера КГБ.

Это игра в шашки, когда ты не уверен в партнёре. Как только нашим чудесным, замечательным, но чересчур пугливым людям начинает казаться, что наступает затишье, они спешат побыстрее спрыгнуть с поезда, чтобы не быть обманутыми. При этом не всякое затишье есть свидетельство обмана, а иногда – это не более чем проверка на вшивость. Опять же можно вспомнить о работе в КГБ…

В статью шутливо вкрапляется мнение Бориса Немцова, «отлично» сочетающегося с любыми патриотами, будь то патриоты советские или имперские: «Путин отлично понимает, что после окончания войны (а она неизбежно закончится) Стрелков и его соратники вернутся в Россию. Вернутся очень злые, поскольку считают, и справедливо, что Путин их предал. Донбасс в состав России не взял, войска не ввел».

Итак, налицо оба информационных финта. И если первый мы наблюдали прежде (и можем наблюдать в статьях газеты «Завтра», например), то второй осуществляется летом 2014 года, как раз с заделом на август. Противопоставление Стрелкова Путину, провокативная риторика, двусмысленные речи и странные альянсы сопровождают нас этим летом. И всё это просто так не кончится, можно быть уверенным.

Речь идёт о том, чтобы одним ударом свалить всю Россию. Это можно сделать, если, во-первых, намертво вшить действующего Президента в ЭТУ СТРАНУ, и во-вторых, тем или иным способом его… дезавуировать.

При этом те, кто действительно любит Россию, должны понимать, что, во-первых, Путин – это не вся страна, но законно избранный Президент со своими полномочиями и сроком правления, и во-вторых, никто не идеален, но путинская стабильность лучше развала или хаоса под любым соусом.